gallery/coa_of_chelyabinsk_(2000).svg

Креативность
Компетенция
Опыт

 

Под лежачий камень вода не течет

Андрей Яцун, Челябинск

Родина слонов и пирамид?

Более десяти лет назад страна взяла курс на рыночную экономику. В результате реформ тоталитарная и сверхмонополизированная неэффективная «советская» экономика должна была преобразоваться в саморегулирующуюся рыночную систему. Этого, однако, не произошло. Советский Союз, который за его гигантоманию и неповоротливую систему планирования, часто называли "родиной слонов", уступил место совсем другой стране, которую по аналогии можно было назвать "родиной пирамид".

В новых условиях государство стало покровителем, а зачастую - застрельщиком финансовых пирамид, на которых пытались построить здание псевдо-рыночной экономики.

В начале 90-х пирамиды получили импульс к развитию. Многим памятно, как гражданам предлагалось потратить тридцать рублей и привести еще пять человек, что давало возможность в дальнейшем участвовать в прибылях.

Позднее появились более масштабные финансовые структуры типа "МММ". Их деятельность не предполагала инвестиций в производство или в коммерцию, поскольку они не обеспечивали той сумасшедшей доходности, какую давала игра в пирамиду.

Организаторы таких "пирамид" были неплохими психологами: они отлично умели играть на человеческих жадности, глупости и боязни не упустить свой шанс. Часто «массы» шли в эти пирамиды вслед за людьми, которые имели прямое отношение к власти или "элите высшего общества". Нередко в пирамиды (на незаконных основаниях, разумеется) направлялись оборотные средства предприятий - естественно в ущерб производственным потребностям и необходимым выплатам, в том числе - выплатам по заработной плате, и таким образом было развалено немало предприятий.

Еще более крупной аферой стали масштабные спекуляции, в основе которых лежали государственные краткосрочные облигации - ГКО, ОГСЗ. Здесь уже пирамиду построило само государство в лице правительства.

Правительство не могло не осознавать, что как бумажные деньги, так и ценные бумаги не представляют ценности вне структуры товарного производства и обращения и не составляют части валового национального продукта. Отрыв ценных бумаг от их реальной базы рано или поздно становится причиной разрушительных экономических и финансовых кризисов. По разным оценкам, в России из финансовых пирамид, особенно пирамид ГКО, спекулянтам - и нашим и иностранным - удалось извлечь огромные доходы. Доходность от вложений в ГКО, ОГСЗ составляла 30-40% годовых минимум. Когда же государство особенно остро нуждалось в деньгах, прибыль от операций с ГКО и ОГСЗ могла составлять 100-120%, а в критические недели жизни страны доходность достигала 250-400% годовых. Такая государственная политика не могла не привести к кризису.

И он произошел. Стоимость всей российской экономики после дефолта 1998г. оказалась в 40 раз меньше, чем была до этого. В мировой практике такие финансовые авантюры со всеми вытекающими из них последствиями, прокладывающие путь для экспансии транснациональных корпораций в страны, национальное богатство которых обесценивается, называются "асфальтированием стран". «Асфальтируемые» страны постепенно теряют национальный суверенитет и превращаются в поставщиков природных ресурсов, рабочей силы и интеллекта. Строя «пирамиды», государство деградирует и неизбежно теряет свой экономический потенциал.

К сожалению, в России не смогли извлечь полноценный урок из этой ситуации, и мы вновь и вновь наступаем на старые грабли. 

Российская банковская система, как и раньше, не готова инвестировать в реальный сектор экономики. Государство удерживает курс доллара при создании высокого уровня инфляции, который никак не удается закамуфлировать. На этом фоне хорошо просматриваются очертания очередной пирамиды. Разница лишь в том, что в качестве ее вершины выступает сегодня не большое количество народа, как в МММ, а более скромный круг лиц. Сверхвысокие по мировым меркам процентные ставки не создают основу для развития реального сектора, а лишь позволяют на короткий срок инвестировать дешевые западные деньги и получить в долларах 10-15% годовых, что по западным меркам на суммах в миллиарды долларов - уже пирамида. Таким образом поддерживается только видимость стабильности.

Отсутствие настоящей конкуренции на рынке банковских услуг и достаточно высокий уровень ставки рефинансирования также не сулят ничего хорошего. В настоящее время квота для иностранного банковского капитала составляет 12%. В ходе переговоров о вступлении в ВТО российская сторона заявляла о готовности довести квоту до 25% при сохранении запрета на открытие в России филиалов иностранных банков. То есть, очевидно нежелание властей пускать иностранный капитал на финансовый рынок, создавать рыночную экономику, которая начинается с основы основ рынка - рынка денег.

Если бы правительство было заинтересовано в развитии конкуренции, то предпринимаемые действия были бы совсем другими. В этом плане интересен опыт других стран, например, Китая. Так, одним из первых действий, предпринятых этой страной после перехода на "рыночные рельсы", была передача здания горкома партии в г.Шанхае, американскому банку «Bank of America», которому оно принадлежало до китайской революции.

Что можно и нужно делать?

Возникает резонный вопрос: что делать? Ответ на него не может быть односложным, а предлагаемые "рецепты" не дадут моментального эффекта в силу сложности самой социально-экономической системы.

В связи с высказанным, необходимо снизить ставку рефинансирования до уровня здравого смысла. Примерно - как в США и Европе: не более 4% годовых, что позволит удешевить кредиты и таким образом кредитовать реальный сектор экономики, а значит обеспечить развитие страны.

Второе: пустить западные банки, создать для них условия с целью развития рынка денег.

Третье: «назначить» другой уровень инфляции, так как управлять процессами инфляции в России правительству проще, чем в других странах. Ведь в распоряжении правительства присутствуют такие рычаги, как: 1) наличие естественных монополий, в которых сохраняется значительное присутствие государства; 2) огромные сырьевые и топливно-энергетические запасы России и 3) самый большой в мире стабилизационный фонд.

Кроме того, любая реформа пойдет лишь тогда, когда она будет поддержана широкими массами. Отличительным качеством практически всех российских модернизаций было то, что они проводились в основном силами бюрократии. В то же время замечено, что если бюрократия не реформируется, она очень быстро становится тормозом тех самых реформ, которые сама же и затевала. В итоге происходящее больше напоминает попытку мчаться по современной автостраде на допотопной телеге. Необходимо проведение реальной административной реформы.

И начинать нужно с реформы органов местного самоуправления, и по ее аналогии - до самого верха, вплоть до правительства и президента.

Думаю, что необходимо сделать две вещи.

Во-первых, наделить органы местного самоуправления реальными полномочиями вместо нынешних номинальных прав.

Во-вторых, обеспечить материальную зависимость избираемого от избирателей. То есть, реализовать идею материального стимулирования. Для этого заработок главы администрации должен зависеть от уровня средней зарплаты работоспособных жителей данного территориального образования. Например, возможно введение определенного коэффициента. Соответственно, доходы всех руководителей и сотрудников органов местной администрации (и иных органов местного самоуправления, которые могут быть предусмотрены уставом муниципального образования) и прочих структур (силовых ведомств, образовательных и медицинских учреждений) также должны зависеть от уровня заработной платы главы.

Уровень оплаты работы главы администрации более высокого уровня со всеми сотрудниками администрации и работниками структур данного уровня ставится в зависимость от уровня оплаты работы глав более низкого уровня. Конкретная величина заработной платы глав (а, значит и всех тех, чей доход привязан к его заработку) может меняться с определенной периодичностью (например, раз в полгода), сохраняя «привязку» к величине средней заработной платы жителей данной территории (см. Рисунок 1). Соответственно и зарплата депутатов будет зависеть от зарплаты глав администраций.

Для пояснения этой схемы рассмотрим конкретный пример. Допустим, в качестве территориального образования выступает сельский населенный пункт со средней заработной платой населения 4000 рублей. Далее предположим, что уровень дохода главы этого населенного пункта составляет 4 средних заработных платы (коэффициент, заявленный в предвыборной кампании, равен 4) или 16000 рублей. Начальник отдела милиции получает 0,85 от заработка главы, участковый - 0,27, директор школы, имеющий определенную профессиональную категорию- 0,8 и так далее. Все эти коэффициенты предлагаются человеком, который идет на выборы, и вводятся в действие в случае его избрания. Поскольку располагаемый фонд средств, которым обладает данная территория (населенный пункт) ограничен (как любой экономический ресурс), постольку ни заработок главы, ни структура аппарата (количество чиновников и уровень затрат, необходимых для их содержания) и прочих ведомств, ни эффективность расходов бюджетных средств не должны оставлять равнодушными

Рисунок 1 - Принципы материального стимулирования

жителей данного населенного пункта. Власть в лице главы и его аппарата будет заинтересована, в свою очередь, в соблюдении законов, в том числе легальных выплат заработной платы со стороны любого бизнеса на их территории.

Правда, может возникнуть ситуация, когда бюджетных ресурсов, находящихся в распоряжении данной территории, окажется недостаточно. Но у нас есть колоссальные ресурсы, накопленные правительством и Центробанком, которые благополучно питают и поддерживают экономики других стран. Почему бы не задействовать их в ходе административной реформы?

Не менее важна поддержка инициатив "сверху". Понятно, что реализация данного принципа особенно на высоких уровнях власти без определенных изменений в законодательстве мало реальна. Поэтому потребуется и корректировка избирательного законодательства (допустим, при получении главой администрации не 4 средних зарплаты, а 4,15, он автоматически увольняется, а на его место назначается другой глава, из числе оппонентов) и перераспределение полномочий между "центром" и территориями, и изменения в налоговой системе - ее смягчение, и т. д. Все будут вынуждены платить налоги, либо штраф, который пойдет в фонд административной реформы.

Распространение вышеописанного принципа на всю вертикаль власти - вплоть до уровня президента - возможно при наличии желания сверху. Потребуется несколько лет, прежде чем будет отлажен данный механизм. На региональном уровне (на уровне губернатора) при наличии желания и инициативы данный принцип можно реализовать. Главным результатом должно стать повышение эффективности использования всех имеющихся ресурсов.

Во-первых, этому будет способствовать вывод заработной платы (и вообще доходов) из тени, поскольку доход большей части жителей территории (прямо или косвенно, например, вследствие присутствия среди членов семей так называемых "муниципалов", "федералов" или просто "бюджетников") будет зависеть от доходов каждого проживающего на данной территории. То есть, заинтересованной стороной будет не только власть, а широкие «народные массы». 

Высказываются опасения, что при такой системе возможной становится реанимация такого явления, как «стукачество». Заметим на это, что люди, воспитанные в советской системе ценностей с ее нетерпимостью к любым контактам с властью, называют «стукачеством» любые такие контакты, не разбираясь в побудительных причинах. Тем не менее, сколько бы не существовало мнений, не вызывает сомнения, что данное явление присутствует в любом обществе и стране, и в большинстве случаев совсем не означает конец демократическим идеям. Кроме того, люди, взращенные в обществе, уважающем свою власть, и уважающем и выполняющем свои законы, не видят ничего зазорного в том, чтобы сообщить властям о нарушении закона. И сами сообщают, и не осуждают других, поскольку гражданин заботится о своем и об общем благе, а не руководствуется какими-либо низменными соображениями, что в любом обществе вызывает презрение. Здесь немаловажным является и вопрос: "А что последует за нарушением закона, предвыборных обещаний?" Понятно, что речь не идет о репрессиях. Например, отставка (применительно к руководящим и выборным должностям) и денежный штраф - это тоже суровый вид наказания.

В то же время, очевидно, что отсутствие у нас "врожденной" честности и законопослушания, требует определенной идеологии, неустанного повторения и донесения до людей базовых принципов или, если хотите, пропаганды и агитации (что явно наблюдается во многих демократических странах, в частности, в США), как бы пугающе для некоторых это не звучало.

Во-вторых, данная система призвана препятствовать приходу во власть людей, преследующих в качестве главной цели наживу, поскольку как его подчиненные, так и жители будут контролировать их доходы, имея в этом свой непосредственный интерес. То есть, по сути, предлагается вполне определенная система ответственности власти за результат, и во власть пойдут не администраторы-коррупционеры, лоббисты, а юристы.

В-третьих, реализация предлагаемой идеи будет способствовать заинтересованности главы в повышении уровня благосостояния жителей вверенной ему территории, для чего необходимо будет использовать все имеющиеся ресурсы, как материальные, так и нематериальные. В частности, все будут заинтересованы в снижении числа безработных или формально таковыми являющихся граждан и в увеличении количества легальных миллионеров. Да, нужно признать, что современная мобильность трудовых ресурсов несколько размывает контуры понятия благосостояния жителей определенной территории, но здесь можно воспользоваться опытом регистрации (или "прописки", которая сегодня де-юре не существует, а де-факто присутствует). В эффективном использовании ресурсов, возможно, могут сыграть в мегаполисах свою положительную роль и комитеты территориального общественного самоуправления - КТОСы, так и муниципальные образования, поскольку жителям будет не безразлично, как используется пусть даже небольшой клочок земли, и что творится у них "под боком".

Очевидно, что реализация административной реформы в таком виде встретит сопротивление со стороны людей, имеющих двойное гражданство и пользующихся дивидендами от выстроенной пирамиды, которых устраивает нынешнее положение дел. Однако оно устраивает далеко не всех. Пока в стране остается возможность для воспроизводства правительств "голубковых", ожидать изменений к лучшему не приходится. Понятно, что реформы такого масштаба не происходят в одночасье. Но чтобы что-то менялось, надо что-то менять.

 

Концептуальные аспекты совершенствования социально-экономической модели управления

Член ревизионной комиссии

всероссийского общественного

объединения «Союз МЖК России»

Исторически в России сложилась общественная система, предполагающая мобилизационный тип экономического развития. В его рамках выделяются две фазы, которые условно можно назвать: устойчивая и динамичная. В первом случае центральный управленческий аппарат стремится контролировать всю властную вертикаль сверху донизу, что сопровождается формализацией поли-тической и экономической жизни, из нее вытесняются элементы самоуправле-ния. При наступлении масштабного кризиса, вызванного внутренними проти-воречиями или внешними факторами (отечественная история полна подобными примерами), тенденция к централизации дополняется опорой на инициативу и самоуправление в нижних этажах социальной лестницы. Данная схема получи-ла название «кластерной» и, как показывает трехсотлетняя практика государст-венного строительства, является более эффективной с точки зрения аккумуля-ции и использования имеющихся ресурсов для ответа на «вызовы эпохи» .

В постсоветский период наша страна перестала быть автаркичной и стала составной частью мирохозяйственных связей и отношений. В силу объектив-ных причин в условиях, когда наиболее прибыльные рыночные ниши оказались заняты корпорациями из Северной Америки, Европы и Японии, в России сфор-мировался периферийный сырьевой квазикапитализм. Суть его состоит в сле-дующем: сначала имитируется изобилие «как в любой развитой стране», глав-ным образом, за счет импорта. Поставки оплачиваются заемными деньгами или средствами, вырученными от продажи за рубеж природных ресурсов, что ведет к уменьшению инвестиций в собственную обрабатывающую промышленность и производство сокращается. В дальнейшем оставшиеся мощности и инфра-структура - сырьевые отрасли, энергетика, транспорт, финансы - санируются (с баланса снимается содержание социальных объектов, что освобождает их от привязки к данной местности), концентрируются в руках немногих и управля-ются по зарубежным стандартам. Единый народнохозяйственный комплекс пе-рестает существовать.

Естественные монополии, пользуясь своим исключительным положением и попустительством государства, начинают завышать тарифы, раскручивая тем самым маховик инфляции. Это, по принципу домино, удорожает банковские кредиты для реального сектора и подталкивает инвесторов к вложению денег во всевозможные пирамиды (например, ГКО, ОГСЗ и проч.), а также «серые» схемы, которые дают прибыль, многократно превышающую доходы от произ-водственной и предпринимательской деятельности. Понимая, что серьезных оснований для столь высоких процентных ставок нет, и, следовательно, риск в один прекрасный день потерять вложения существует, капитал постепенно «утекает» зарубеж. Воплощение крупных национальных проектов ставится под угрозу.

Работодатели же стараются основные издержки переложить на плечи трудящихся, снижая расценки и проводя массовые сокращения. Потеря боль-шого количества рабочих мест автоматически исключает из участия в рынке, лишает жизненной перспективы и обрекает на нищету значительные слои насе-ления и, в первую очередь, подрастающее поколение, поскольку оно не облада-ет необходимыми профессиональными навыками, умениями и квалификацией . Кстати, полезно задаться вопросом: не эта ли порочная цепочка служит причи-ной распространения в обществе экстремистских и нигилистических настрое-ний, беззакония и террора?

Социальные последствия данного курса выразились в том, что средний слой оказался размыт (большинство его представителей пополнили ряды «ста-рых» и «новых» бедных), замедлилась вертикальная мобильность, а «высший класс» (политическая и бизнес-элита) стал более закрытым от проникновения в него представителей иных страт и контроля со стороны гражданского общест-ва.

Президент Медведев Д.А. в своей речи «Россия-вперед!» недвусмысленно осудил подобную политику. В частности, он сказал: «добиться лидерства, пола-гаясь на нефтегазовую конъюнктуру невозможно. ... Не сырьевые биржи долж-ны вершить судьбу России, а наше собственное представление о себе, о нашей истории, о нашем будущем» .

Думается, что одной из задач, стоящих перед страной в настоящее время, является преодоление отчуждения между народом, олицетворяющим собой жизненную силу, инициативу и творчество, и теми властными и экономически-ми структурами, которые, приватизировав государственный аппарат и собст-венность, хотят повторения «вечного настоящего» с его психологией рантье, коррупцией и беззастенчивым лоббированием частнособственнических интере-сов. 

Решить эту задачу можно, если наряду с воспитательными, правовыми и силовыми мерами, попытаться воссоздать кооперативную атмосферу в общест-ве, когда непременным условием успеха руководителя становится рост благо-состояния его подопечных. Применительно к социальной организации на мес-тах целесообразно, на наш взгляд, увеличить процент отчислений с подоходно-го налога физических лиц на нужды муниципальных районов и городских ок-ругов с нынешних 20-ти и 30-ти процентов соответственно до 50 процентов, а в отношении сельских поселений предусмотреть целевые субсидии из феде-рального бюджета. Возможно, это поможет преодолеть хроническое бездене-жье большинства органов территориального самоуправления и остановить или хотя бы затормозить миграционный процесс из деревень в мегаполисы.

Кроме того, было бы разумно заработную плату глав и чиновников мест-ных администраций поставить в зависимость от среднего дохода всего трудо-способного населения, проживающего в конкретном регионе. В этом случае у общественности появился бы четкий критерий, позволяющий судить об эффек-тивности управления, а у самих властьимущих - стимул к легализации теневых хозяйственных практик. Пока же «начальники» вправе сами назначать себе вознаграждение.

При таком подходе вновь приобретают актуальность институты, пропи-санные в российском законодательстве, но пока не работающие. Речь идет о комитетах территориального общественного самоуправления (КТОСах), кото-рые начнут играть роль ключевого звена или кластера социальной сети, охва-тывающей все население. Именно они на местах возьмут на себя функции учета имеющихся возможностей и контроля за их использованием действующей вла-стью.

Аналогию этой организации можно найти в артелях-корпорациях средне-векового Новгорода, русских крестьянских общинах, европейских городских коммунах.

Помимо участия в политических и электоральных кампаниях, разработке законодательных актов и уставов, регламентирующих полномочия вновь из-бранных депутатов, КТОСы могли бы заниматься распределением фондов - займов предпринимателям и кооперативам, стипендий нуждающимся студен-там, пособий инвалидам, субсидий городскому транспорту, субвенций творче-ским коллективам и т.д. Ряд вопросов муниципального планирования, экологи-ческой безопасности, энергосбережения и социального обеспечения тоже мож-но было бы передать в их ведение, разгрузив тем самым органы федеральной власти, мэрии и администрации. В таком виде КТОС наверняка способен пре-вратится в признанную арену местной политики, в удобный полигон для начи-нающих активистов и формирующихся общественных движений, включая мо-лодежные. Все это в совокупности способствовало бы дерадикализации обще-ственной жизни, особенно в проблемных регионах, таких как Северный Кавказ, выработке более прагматичного и взвешенного отношения к общественной жизни. Описанный механизм взаимодействия можно (и нужно) экстраполиро-вать на более высокие уровни властных структур, вплоть до федеральных.

В заключение скажу, что эффективное современное демократическое уст-ройство немыслимо без классификации, комбинирования и агрегирования по-литических интересов различных групп. Плохо, когда волеизъявление рядовых граждан не учитывается руководителями и партийными лидерами. Сущест-вующая представительская система не дает гарантий против превращения управленцев в своеобразную замкнутую касту. Предлагаемые нами новации хо-тя и не исчерпывают проблемы полностью, все же открывают некоторую пер-спективу для сближения и взаимопонимания между профессиональным «поли-тическим классом» и широкими слоями населения. Язык повседневности обя-зательно должен звучать в коридорах власти. Не надо бояться экспериментиро-вать, ведь вероятность того, что новые местные институты окажутся ближе к народу, по мнению специалистов, достаточно велика . Остается выбрать регион для апробации предложенной идеи.

 

 

Как запустить механизм модернизации? (Cтатья публиковалась в сборнике "РОССИЯ: ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ" Ежегодник Выпуск 6 Часть I)

Андрей Яцун,

глава крестьянского (фермерского) хозяйства,

член ревизионной комиссии

всероссийского общественного

объединения «Союз МЖК России» 

Что нужно сделать для того, чтобы в России действительно установилась демократия и в трех-четырехлетней перспективе была реализована национальная идея.

Российская элита занята сегодня поиском национальной идеи. В нашем понимании суть ее заключается в следующем: учитель должен учить, врач -лечить, сеятель - сеять, рабочий - работать, а государство сохранять и преумножать заработанное прадедами.

В своем послании Федеральному собранию Президент Дмитрий Медведев провозгласил курс на модернизацию страны. Модернизацию во всех сферах жизни: политической, экономической, социальной.

Президентом был задан общий вектор перемен, но не были даны конкретные рецепты действий, которые запустят механизм обновления. Собственно, это и не является задачей Послания: разработка многочисленных концепций и программ, методик и нормативных актов - вся эта гигантская и во многом рутинная работа должна быть проделана исполнительной властью в лице федерального правительства и органов исполнительной власти субъектов Федерации. Именно от этой повседневной работы органов власти в тесном контакте с общественными организациями, с муниципальными органами управления, всецело зависит, станет модернизация реальным действием или очередным пустым звуком.

На карту поставлено очень многое. Это уже не досужие вымыслы - это реальный факт, подтвержденный объективными экономическими выкладками: если модернизации страны в ближайшие несколько лет не произойдет, через некоторое время неизбежно произойдет распад государства, и части некогда великой державы окажутся под контролем более сильных экономик мира и транснациональных корпораций. Таков инерционный, «сырьевой» сценарий развития.

Чтобы не допустить его реализации, необходимо скорейшее внедрение инноваций во всех сферах общественной и экономической жизни.

Любая наличная ситуация обусловлена богатой историей - множеством разнообразных и на первый взгляд не связанных между собой событий, которые к ней привели. Корень российских бед двух последних веков - страшный разлад между властью и обществом. Российская власть, российский образованный класс не знали своего народа и не хотели его знать, а счастье народное понимали по-своему и строили его по-своему, рассматривая массы как инструмент и одновременно материал для воплощения «великих» идей. Насколько близки и нужны россиянам эти идеи, никто не спрашивал.

Как результат: все грандиозные реформы и великие свершения, которые власть пыталась осуществить во имя народа и для народа, но без народного понимания и согласия, были обречены на провал.

После череды болезненных военных поражений, катастрофы революции, беззаконий ГУЛАГа, безвременья брежневской эпохи, грабительской приватизации и скатывании страны на грань нищеты, в XXI веке российское образованное общество начинает, наконец, осознавать, что власть не должна и не может противопоставлять себя народу, обществу. Как равно и народ - не должен видеть в любом правительстве своего «классового» врага. Любое обновление страны невозможно без опоры на инициативу масс и без общественного согласия.

Если пристальней вглядеться в нашу историю, то мы найдем множество подтверждений этому тезису.

Да, институты демократии западного типа в России не имеют традиции. Но у нас был свой вариант «вечевой» демократии, а крестьянская община являет собой великолепный пример органичной народной самоорганизации - очень эффективной и в социальном, и в хозяйственном смысле. Другое дело, что эти самобытные ростки были затоптаны в землю или вырваны с корнем из нашей почвы чиновничьей бюрократией и ориентированной на Запад ультралевой интеллигенцией. Народ настойчиво учили стыдиться своей самобытности и своего прошлого, и подспудно в нем копилось недоверие к власти и росло неверие в собственные силы.

Ставя перед обществом задачу модернизации страны, мы должны сегодня вернуть людям инициативу, помочь им поверить в то, что они подлинные творцы и хозяева своей жизни. И на этой основе сама собой, при умелой поддержки власти, возникнет та самая ответственность, то самое уважение к закону и собственности, без которых немыслимо никакое демократическое развитие.

Самый сложный и самый ключевой сегодня вопрос: с чего начать? Как запустить механизм обновления изнутри, чтобы он заработал, подпитываясь внутренней энергией нации?

Ответ, на мой взгляд, и прост и сложен одновременно. Необходимо создать самовоспроизводящуюся систему экономического стимулирования, когда каждый член общества и общество в целом, от самых малых его ячеек - кластеров, - и до самых крупных общественных единиц будут заинтересованы в эффективной работе этого механизма, основанного на неравнодушии людей и прозрачности отношений. Последнее особенно важно, потому что позволяет осуществлять четкий контроль за всеми процессами, на любом этапе и уровне общественной деятельности.

В основу этого механизма должен лечь принцип материальной заинтересованности власти в благосостоянии общества. Не избранных его слоев - а всего общества в целом, вплоть до каждого его члена.

Речь идет о масштабной реформе органов местного самоуправления, которая сразу должна охватить всю систему государственной власти страны, включая институт Президента. Органы местного самоуправления, начиная с самого низового уровня, должны быть, наделены реальными, подкрепленными финансово полномочиями. Первый этой реформы реально осуществить в течение года - полутора лет.

Демократический принцип материальной зависимости избираемого главы исполнительной власти от благосостояния его избирателей должен быть поставлен во главу угла. Чтобы его реализовать, необходимо увязать заработок главы с уровнем средней зарплаты работоспособных жителей этого территориального образования. То есть, глава должен получать зарплату, с определенным коэффициентом, от уровня средней зарплаты по территории. (Схема-1)

Что этим решается? Как мы уже сказали, таким образом реализуется демократический принцип подотчетности избранной власти своим избирателям. Ежегодно открыто декларируемый заработок главы территории можно будет сопоставлять с его предвыборными обещаниями, и таким образом объективно оценивать уровень исполнения этих обещаний и уровень успешности администрирования в целом.

С другой стороны, главы территориальных единиц материально заинтересовываются в повышении уровня благосостояния жителей подведомственных им территорий. Ведь от дохода каждого работающего на этой территории лица зависит доход самого руководителя исполнительной власти. Но не только его. В противном случае система была излишне примитивной.

Доходы всех руководителей и сотрудников органов местной администрации (и иных органов местного самоуправления, которые могут быть предусмотрены уставом муниципального образования) и прочих структур (силовых ведомств, образовательной сферы и сферы здравоохранения) также находятся в зависимости от величины заработной платы главы. Здесь должна действовать хорошо продуманная и просчитанная система коэффициентов, определяющая какую долю от заработка главы должен получать тот или иной руководитель и работник бюджетной сферы. Разработка такой системы - дело научных учреждений, которые должны получить соответствующий государственный заказ, за основу взяв пропорции официальных заработных плат существующих на сегодняшний день. (Схема-2)

Таким образом, глава территории (города, поселка, района, региона), разговаривая с собственниками и директорами предприятий, будет уже говорить не только от своего имени, но и от имени значительной по численности и важнейшей по выполняемым функциям части общества - муниципальных и государственных служащих. Это прибавит вес таким очевидным, но, увы, пока не для всех собственников, аргументам, что зарплаты должны быть достойными и не должны выдаваться в конвертах, что не следует искать лазеек, чтобы уйти от уплаты любых налогов.

Правда, всегда существует опасность «перегиба»: представитель власти может начать «кошмарить» бизнес (как правило - малый, не всегда способный себя защитить), выкручивать ему руки, требуя неадекватного повышения зарплат и уплаты непомерных штрафов (к этому следует добавить все еще распространенную практику различных социальных обременений, когда органы власти пытаются переложить ответственность за свое неэффективное управление на бизнес, заставляя его строить и ремонтировать за свои деньги школы, детсады, другую социальную и коммунальную инфраструктуру). И тогда бизнес просто уходит в тень или прекращает свою работу на территории. Это самым болезненным образом отражается и на наполнении бюджета, и на уровне безработицы, и в конечном итоге, - на уровне средней зарплаты по территории, а значит опосредованно на уровне зарплаты самого главы и всех работников бюджетной сферы.

Таким образом, новая система расчета заплат имманентно запускает механизм материальной заинтересованности главы исполнительной власти в поиске путей конструктивного диалога с бизнесом и, что особенно важно, - реальной помощи ему. Потому что только полный кретин будет резать курицу, несущую золотые яйца. А если все-таки будет, то общество (избиратели) не будет долго терпеть такого руководителя.

И здесь немаловажно еще вот какое обстоятельство. Расчет зарплат - как самого главы, так и всей бюджетной сферы, будет производиться с минимально возможным временным лагом. Это может быть квартал, или даже месяц. И в этом расчете будут оперативно отражаться успехи главы по развитию экономики территории. То есть, появляется прозрачный критерий оценки успешности его административной деятельности.

С другой стороны, обязательно изменится психология не только власти, но и всего общества. Повысится не только уровень ответственности, но и уровень требовательности к себе и окружающим.

В пилотном режиме новый механизм должен быть запущен в рамках одного-пяти регионов, всех единиц общественно-административного самоуправления: сельских поселений, КТОСов в районах, КТОСов в городах и на уровне региональной власти. Комитеты территориального общественного самоуправления могут осуществлять особенно пристальный контроль за ситуацией на территории, поскольку жителям будет не безразлично, что творится у них «под боком» и, в конечном счете, - творится с ними самими. Такой «кластерный» подход должен лечь в основу реализации реформы (в понимании «кластера» мы следуем за известным философом А.И.Пригожиным, который определял кластер, как отдельную группу людей, которая в качестве единого целого общается с внешним миром, а внутри себя вырабатывает обязательные для своих членов неформальные правила поведения).

Почему именно кластерный подход? Потому что он создает наиболее благоприятный условия для внедрения социальных инноваций. Своего участкового врача, милиционера, директора школы или учителя на таком уровне хорошо знают, не говоря уже о руководителе административной единицы. И такое знание, с одной стороны, накладывает ответственность, с другой, обеспечивает контроль. Новый механизм материальной заинтересованности всех и каждого в общем экономическом результате деятельности территориальной единицы сделает людей неравнодушными к исполнению каждым своих профессиональных и общественных обязанностей.

И здесь важно пройти по лезвию бритвы: с одной стороны, уйти от равнодушия и покрывательства незаконной деятельности и правонарушений отдельных членов общества; с другой, не скатиться в «стукачество». Традиции этого гнусного явления общественной жизни, к сожалению, у нас довольно сильны. Вспомним, к каким печальным последствиям они приводили в годы сталинских репрессий. Реакцией на это стало то, что люди, воспитанные в советской системе ценностей с ее нетерпимостью к любым контактам с властью, стали априорно считать «стукачеством» любые такие контакты, не разбираясь в побудительных мотивах.

В результате микроколлектив скорее становится на сторону хулигана, совершающего правонарушение, «жалея» его, чем на сторону блюстителя порядка, пытающегося его урезонить. Вряд ли такое положение дел можно считать нормальным и полезным для самого общества. Но, избавляясь от пережитков этого явления, нельзя впасть и в другую крайность: сделать доносы («налоговые» и иные) нормой жизни, как в целом ряде стран с развитой демократической системой. «Пройти по лезвию бритвы» в данном контексте означает: повысить уровень личной ответственности каждого, используя механизм общественного порицания. Вообще, суровые наказания (по крайней мере, на первом этапе реализации реформы) должны уступить место политике мягкого подталкивания в нужном направлении. Нерадивого главу в этом смысле правильнее будет отстранить от власти, а не сразу сажать в тюрьму. Его может сменить его соперник по выборам, занявший второе место. В целом же стоит продумать систему своего рода амнистий и для представителей бизнеса, которые согласятся вывести свое дело и зарплаты из тени, чтобы в дальнейшем в ответ на более чуткое отношение и помощь власти, честно и прозрачно работать. Уже через несколько лет будет готова почва не только для возращения жесткости норм закона, но и для исполнения этих норм.

Это же справедливо и к обществу в целом: внедрение новой системы отношений на раннем этапе должно привести не к ужесточению политики, не к закручиванию гаек, а к продуманной системе льгот и послаблений, с тем, чтобы дать экономически состоятельному механизму самозапуститься. Общественный организм должен выздороветь сам, ему нужно помочь, но не жесткой опекой, а умелым направлением. Только в этом случае мы получим работающую и самовоспроизводящуюся систему общественно-экономических отношений.

Эта система, заметим, не ограничится малыми территориальными образованиями. Она должна быть продолжена на уровне муниципальных образований, субъектов Федерации и Федерации в целом. Неизменным должны оставаться принцип привязки зарплаты руководителя исполнительной власти к среднему уровняю зарплат руководителей подведомственных ему территорий. Скажем, зарплата главы муниципального образования с коэффициентом 3-5 единиц должна рассчитываться от уровня средней зарплаты глав сельских поселений или городских округов. Таким же образом рассчитывается и заработная плата губернатора, однако здесь расчетной базой уже служит средний уровень зарплат глав муниципальных образований. Эта вертикаль может продолжаться вплоть до Президента и Председателя Правительства. При этом уровень зарплат всех работников бюджетной сферы и чиновников рассчитывается от зарплаты главы исполнительной власти соответствующего уровня, с определенным коэффициентом.

В результате мы получим стройную и прозрачную систему материального стимулирования экономической и общественной деятельности на всех уровнях российской государственной жизни.

Модернизация страны неизбежно столкнется (как постоянно сталкивалась до этого) с жестким сопротивлением части бюрократии, заинтересованной в сохранении собственных преференций, основанных на коррупции, с интересами бизнес-элиты находящейся на вершине нынешних финансовых пирамид. Не менее серьезный фактор торможения - инертность и безразличие населения страны. И то, и другое сопротивление позволяет преодолеть четко выстроенная система экономического стимулирования, причем за один-два года. Нужна политическая воля со стороны власти и поддержка со стороны общества, чтобы модернизация стала реальностью и набрала ход. Альтернативы ей сегодня уже нет.

Статья публиковалась в сборнике "РОССИЯ: ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ" Ежегодник Выпуск 6 Часть I. (ИНСТИТУТ НАУЧНОЙ ИНФОРМАЦИИ ПО ОБЩЕСТВЕННЫМ НАУКАМ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ГОССЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РФ ПАРЛАМЕНТСКАЯ БИБЛИОТЕКА ФС РФ)

 

Современные тенденции в теории и практике антикризисного управления социально-экономическими системами. (Статья издавалась в сборнике Материалы I Всероссийской научно-практической конференции (25-28 февраля 2005 г.)

Яцун А.Н.

ООО «Застройщик»

г.Челябинск

В любой стране мира общество имеет несколько аспектов своей жизнедея-тельности: экономический, социальный, правовой и духовный. Все они могут протекать в разных формах организации общественных отношений. Так, в их основе могут быть рыночные отношения или же отношения, жестко формируе-мые и управляемые государством. Не так давно в нашей стране был провозгла-шен курс на рыночную экономику, который фактически означал разрушение привычных стереотипов восприятия мира и глубокое переосмысление базовых, концептуальных постулатов в теории общественного развития. Благие намере-ния реформаторов прежде всего были направлены на преобразование тотали-тарной, сверхмонополизированной и неэффективной экономики в саморегули-рующуюся рыночную систему. Нередко при этом Советский Союз называли «родиной слонов», за его склонность к гигантомании и неповоротливую систе-му планирования. Действительно, многие аргументы и провозглашенные цели того периода не вызывали и не вызывают возражений, но проблема, к сожале-нию, в другом. По прошествии ряда лет можно лишь еще раз подтвердить, что от замысла до реализации идеи зачастую находится пропасть, преодолеть кото-рую удается далеко не всем. Реальность оказалась совсем далеко от задуманно-го.

Экономический анализ развития России с грустью приводит к новому сравнению: сегодня Россия - «родина пирамид». Государство зачастую не толь-ко не препятствовало, но и выступало, и продолжает быть активным участни-ком и организатором пирамид. Идея финансовых пирамид появилась еще во время НЭПа и к настоящему времени получила большой размах. Авторы идеи финансовых пирамид - «подпольные миллионеры НЭПа» - поистине не бы-ли лишены гениальности, придумав столь универсальную структуру для сокры-тия больших денежных масс. Финансовая пирамида - это многоуровневая структура, в которой идет круговое движение денежных средств. Сила любой пирамидальной структуры идет с ее основания. Принимая участие в пирамиде участники нижнего уровня не имеют возможности осуществления собственного самодостаточного интереса, поскольку они являются основным источником средств построения пирамиды, не получая ничего взамен. Осуществить свой интерес он может, только перейдя на второй уровень пирамиды. Иными слова-ми, он может получить назад свои вложенные средства с прибылью только от вновь вступивших в пирамиду, то есть от нижнего уровня, став при этом на бо-лее высокий уровень. Другого источника не существует. Еще в самом начале 90-х многие граждане были втянуты в первую пирамиду. Им предлагалось за

тратить тридцать рублей и привести еще пять человек. Но это был лишь проб-ный камень. Позднее появились более емкие финансовые структуры типа 

«МММ». Доходность подобных организации не была обеспечена доходами от инвестиций в производство или в коммерческую деятельность, поскольку такой большой доход от этих инвестиций за малый промежуток времени невозможно получить по одной простой причине: производство имеет определённый произ-водственный Цикл» который длится зачастую много недель и месяцев. Даже если речь идет о посреднической деятельности, то финансовый цикл любой фирмы всё равно не позволит получать такие сверхдоходы (по крайней мере, стабильно). Понятно, что организаторы «пирамиды» - хорошие специалисты по групповой психологии. Они играют на человеческой жадности, глупости и страхе упустить свой шанс. Однако нельзя не заметить, довольно часто массы шли в эти пирамиды вслед за людьми, которые имели прямое отношение к вла-сти или «элите высшего общества», выполнявшими роль Лени Голубкова. Были нередкими ситуации, когда в пирамиды направлялись (на незаконных основа-ниях) оборотные средства предприятий, естественно в ущерб производствен-ным потребностям и необходимым выплатам, в том числе заработной плате.

Более крупной аферой были масштабные спекуляции, в основе которых лежали государственные краткосрочные облигации - ГКО. Здесь основопо-ложником пирамиды выступило государство в лице правительства. Очевидно, правительство не могло не осознавать, что как бумажные деньги, так и ценные бумаги не представляют ценности вне структуры товарного производства и об-ращения и не составляют части валового национального продукта. Отрыв цен-ных бумаг от их реальной базы рано или поздно становится причиной разруши-тельных экономических и финансовых кризисов. По разным оценкам, в России за счет финансовых пирамид, особенно пирамид ГКО, спекулянтам, и нашим и зарубежным, удалось извлечь огромные доходы. Обычная прибыль по ГКО, ОГСЗ составляла 30-40% годовых. В условиях, когда государство особенно остро испытывало потребность в деньгах, прибыль по ГКО, ОГСЗ могла меся-цами держаться на уровне 100-120%. В критические недели жизни страны до-ходность достигала 255-400% годовых. В «Капитале» К. Маркса можно про-честь: «При 10% капитал согласен на всякое применение. При 20% он стано-вится оживленным, а при 50% готов сломать себе голову. При 100% капитал попирает все человеческие законы, а при 300% нет такого преступления, на ко-торое он не рискнул бы, хотя и под страхом виселицы». Стоимость всей рос-сийской экономики после дефолта 1998 г. оказалась в 40 раз меньше, чем была до этого. Такой процесс финансовых спекуляций, прокладывающий путь экс-пансии транснациональных корпораций в страны, национальное богатство ко-торых обесценивается, получил в мировой литературе жаргонный термин «ас-фальтирование стран». Это приводит к разваливанию и затем утере националь-ного суверенитета, а экономика страны вращается в резервуар природных ре-сурсов, рабочей силы и интеллекта. Примечательно, что такие лица как Лив-шиц, Гайдар, Черномырдин и многие другие и по сей день раздают очередные советы и указания «по улучшению» нашей жизни. Подобные игры государства сулят нам только деградацию, оставляя лишь нишу экспорта сырья и, какое-то еще время, экспорта мозгов, которые сегодня в тех же масштабах перекачива-ются на Запад, как и стратегические природные ресурсы.

К сожалению, как показывает время, и из этой ситуации мы не смогли или не захотели (в силу высокой коррумпированности) в полной мере извлечь урок. Банковская система, как и раньше, по сути, не предназначена для инвестирова-ния в реальный сектор экономики, а стремление государства удерживать курс доллара при достаточно высоком уровне инфляции (а об опасности этого уже в середине 90-х предупреждал Явлинский ГЛ.), который никак не удается загнать в запланированные рамки даже с учетом используемой методики расчета, вы-зывающей немало вопросов, позволяет увидеть очертания очередной пирами-ды. Разница лишь в том, что в качестве основания пирамиды выступают не ши-рокие массы, а более ограниченный круг лиц. Сверхвысокие по мировым мер-кам процентные ставки естественно не создают основу для притока инвестиций в реальный сектор, а лишь удерживают капитал, сбежавший вследствие прово-димой экономической политики из производственной сферы, от опрокидывания на валютный рынок, поддерживая таким образом видимость стабильности. От-сутствие действенной конкуренции на рынке банковских услуг и достаточно высокий уровень ставки рефинансирования также не сулят ничего хорошего. В частности, в настоящее время квота для иностранного банковского капитала со-ставляет 12%, хотя на переговорах с ВТО и говорится о готовности довести ее до 25%, при сохранении запрета на открытие в России филиалов иностранных банков. При таком явном нежелании пускать кого-либо на рынок приходится сомневаться, будет ли вообще выбрана предлагаемая квота. Разумеется, если бы правительство было заинтересовано в конкуренции, то предпринимаемые действия были бы совсем другими. В этом плане интересен опыт других стран, например, Китая. Так, одним из первых действий в Шанхае, предпринятых по-сле перехода на «рыночные рельсы», была передача здания, где находился Гор-ком партии, американскому банку «Bank of America», которому оно принадле-жало до китайской революции. Также следует заметить, что многие из тех, кто стоял и стоит у истоков пирамид, кто сумел уже обогатиться и продолжает это делать, имеют двойное гражданство. Возможно, для настоящего времени такую норму права следовало бы отменить, с тем, чтобы хоть в какой-то мере воспре-пятствовать оттоку капитала.

Возникает извечный вопрос: что делать? Разумеется, ответ на этот вопрос не может быть односложным, а предложенные «рецепты» не будут иметь ско-рого эффекта в силу сложности социально-экономической системы.

Кроме того, очевидно, что любые мероприятия должны реализовываться как минимум в двух направлениях, «сверху вниз» и «снизу вверх» (то есть, не-обходима поддержка, понимание и участие масс), поскольку отличительное

свойство всех российских модернизаций состоит в том, что они проводятся, в основном, силами бюрократии. При этом, если бюрократия не реформируется 

сама, она очень быстро становится тормозом тех реформ, которые сама затева-ла. В итоге происходящее больше напоминает попытку мчаться по современной автостраде на допотопной телеге: мы пытаемся выбраться на новую дорогу, но не поменяли «машину» - государственную администрацию. Тем не менее, можно предложить несколько направлений решения проблемы.

Первое, необходимо начинать «с себя» - с реформы органов местного са-моуправления (начиная с самого низкого уровня). И здесь можно выдвинуть два тезиса. Первый тезис заключается в необходимости наделить органы мест-ного самоуправления реальными полномочиями вместо существующих на се-годняшний день номинальных прав. Второе, что необходимо, - обеспечить материальную зависимость избираемого (избираемых должностей) от избира-телей, в частности, реализовать материальный стимул. Для этого нужно поста-вить в зависимость заработок главы администрации (на самом низком уровне) от уровня средней зарплаты работоспособных жителей этого территориального образования, например, введением определенного коэффициента. Кроме того, доходы всех руководителей и сотрудников органов местной администрации (и иных органов местного самоуправления, которые могут быть предусмотрены уставом муниципального образования) и прочих структур (силовых ведомств, образовательной сферы, медицинские работники и так далее) также ставятся в зависимость от величины заработной платы главы. Глава администрации более высокого уровня со всеми сотрудниками администрации и все работники ос-тальных структур данного уровня ставятся в зависимость от глав более низкого уровня. Конкретная величина заработной платы главы (а значит и всех тех, чей доход привязан к его заработку) будет меняться с определенной периодично-стью (например, ежеквартально) в зависимости от величины средней заработ-ной платы жителей данной территории. Условное изображение идеи представ-лено на рис. 1.

Для пояснения рассмотрим конкретный пример. Допустим, в качестве тер-риториального образования выступает сельский населенный пункт со средней заработной платой населения 2500 рублей. Далее предположим, что уровень дохода главы этого населенного пункта составляет 4 средних заработных платы (коэффициент равен 4) или 10000 рублей. Начальник отдела милиции получает 0,45 от заработка главы (или 4500 рублей), участковый - 0,27 (или 2700 руб-лей), директор школы, имеющий определенную профессиональную категорию - 0,4 (или 4000 рублей). Рассмотренные коэффициенты предлагаются челове-ком, который идет на выборы, и вводятся в действие в случае его избрания. По-скольку располагаемый фонд средств, которым обладает данная территория (населенный пункт) ограничен (как любой экономический ресурс), постольку ни заработок главы, ни структура аппарата (количество чиновников и уровень затрат, необходимых для их содержания) и прочих ведомств, ни эффективность расхода бюджетных средств не оставят равнодушными жителей данного насе-ленного пункта. Власть в лице главы и его аппарата будет заинтересована, в свою очередь, в соблюдении законов со стороны любого бизнеса на их терри-тории. Естественно, что при внедрении такого подхода вполне возможна ситуа-ция крайней недостаточности имеющихся средств, находящихся в распоряже-нии данной территории. Поэтому поначалу рассматривается возможность по-лучения ресурсов (финансовых и прочих) из резервов, которыми сегодня в дос-таточных количествах располагает и правительство, и Центробанк, которые пи-тают и поддерживают экономики других стран (в особенности США благодаря своей структуре - большой величине долларовой массы). Сегодня львиная до-ля этих средств размещена в иностранных банках, что для России нельзя на-звать благоприятным фактором.

Второе, необходима определенная инициатива, поддержка и действия «сверху». Понятно, что реализация данного принципа особенно на высоких уровнях без определенных изменений в законодательстве представляется мало-реальной. Здесь потребуется корректировка и избирательного законодательст-ва, и перераспределение полномочий между «центром» и территориями, и из-менения в налоговой системе, и так далее. То есть, распространение такого подхода (вплоть до уровня президента) осложнено рядом объективных трудно-стей и, скорее всего, потребует определенного (3-5 лет) времени. Однако на ме-стном уровне (вплоть до уровня губернатора) при наличии желания и инициа-тивы данная задача представляется весьма реализуемой. Главным результатом такой системы призвано стать повышение эффективности использования всех имеющихся ресурсов.

Во-первых, этому будет способствовать вывод заработной платы (и вообще доходов) из тени, поскольку доход большей части жителей территории (прямо или косвенно, например, вследствие присутствия среди членов семей так назы-ваемых «муниципалов», «федералов» или просто «бюджетников») будет зави-сеть от доходов каждого человека данной территории. То есть в качестве заин-тересованной стороны будет выступать не только власть. Разумеется, при такой системе многие могут указать на неизбежное возникновение стукачества, как серьезного недостатка предлагаемой здесь идеи. Во многом это будет объяс-няться тем, что люди, воспитанные в советской системе ценностей с ее нетер-пимостью к любым контактам с властью, называют стукачеством любые такие контакты, не разбираясь в побудительных причинах. Тем не менее, сколько бы не существовало мнений, не вызывает сомнения, что данное явление присутст-вует в любом обществе и стране и в большинстве случаев совсем не означает конец демократическим идеям. Просто не надо забывать, что принципы описы-вают идеал демократии, и потому не стоит расстраиваться из-за его недости-жимости. Кроме того, нужно заметить, что люди, взращенные в обществе, ува-жающем свою, власть, и уважающем и выполняющем свои законы, не видят ничего зазорного в том, чтобы сообщить властям о нарушении закона. И сами сообщают, и не осуждают других, поскольку гражданин заботится о своем и об общем благе, а не руководствуется какими-либо низменными соображениями, 

что в любом обществе вызывает презрение. Здесь немаловажным является и вопрос: «А что следует за нарушением закона, предвыборных обещаний?» По-нятно, что никто не призывает к репрессиям. Например, отставка (примени-тельно к руководящим и выборным должностям) - это также вид наказания. В то же время, очевидно, что отсутствие у нас «врожденной» честности и законо-послушания требует определенной идеологии, неустанного повторения и доне-сения до людей базовых принципов или, если хотите, пропаганды и агитации (что явно наблюдается во многих демократических странах, в частности, в США), как бы пугающе для некоторых это не звучало.

Во-вторых, данная система призвана препятствовать приходу во власть людей, преследующих в качестве главной цели наживу, поскольку как его под-чиненные, так и жители будут контролировать их доходы, имея в этом свой не-посредственный интерес. То есть, по сути, предлагается вполне определенная система ответственности власти за результат, пусть при этом и наблюдается крен в материальную составляющую мотивации ответственности.

В-третьих, предлагаемая идея будет способствовать заинтересованности главы в повышении уровня благосостояния его жителей, для чего необходимо использовать все имеющиеся ресурсы - материальные, нематериальные, чело-веческие. В частности, все будут заинтересованы в снижении числа безработ-ных или формально таковыми являющихся граждан. Да, нужно признать, что современная мобильность трудовых ресурсов несколько размывает контуры понятия благосостояния жителей определенной территории, но здесь можно воспользоваться опытом регистрации (или «прописки», которая сегодня де-юре не существует, де-факто присутствует). В эффективном использовании ресур-сов, возможно, могут сыграть свою положительную роль и комитеты террито-риального общественного самоуправления - КТОСы, поскольку жителям бу-дет не безразлично как используется пусть даже небольшой клочок земли, и что творится у них «под боком». А здесь уже затрагиваются не только экономиче-ские факторы, но и факторы безопасности, психологические аспекты и так да-лее.

В заключении, хотелось бы отметить, что в статье нет претензий на уни-кальность и идеальность высказанных мыслей и идей. Очевидно, что будет со-противление построению предложенной системы, как со стороны бизнеса, так и со стороны людей, которых устраивает нынешнее положение дел. Пока в стра-не будут существовать правительства «голубковых», ожидать изменений к лучшему смысла нет. Понятно, что все это не изменить в одночасье. Однако молчание, равнодушие и бездействие сегодня недопустимо.

 Статья издавалась в сборнике Материалы I Всероссийской научно-практической конференции (25-28 февраля 2005 г.) под ред. Н.К.Топузова, Челябинск, Издательство ЮУрГУ 2005. МИН-ВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ. ФЕД.АГ-ВО ПО ОБР-Ю. ЮУРГУ.